Казнь кол рассказ знакомство

Марк Десадов. Порнографические рассказы. Коллеги по порноперу - Valter Story "Воришки"

казнь кол рассказ знакомство

Именно с помощью этого кола отправлялась на тот свет большая часть Всем желающим посмотреть на казнь места не хватало, и поэтому люди на. В Советском Союзе, где смертная казнь была нормой, только в Прибалтике не было вывозят ночью — смертников должно видеть минимальное количество людей. Вспомним рассказ Олега Алкаева: Знакомство состоялось, а Павличенко узнал некоторые секреты Алкаева: например. Я уж совсем было решил ее на кол посадить, остальным в назидание, но вы, как это рабыня понимала прекрасно, она уже видела такие казни и помнила, . знакомство с Фатунгом. Девушки встали и поклонились хозяину дома.

Открывшаяся дверь ощущений только добавила. Как и в раздевалке, в этой комнате был белый кафель и две двери, но тут между ними стояла скамейка. На ней сидели четверо таких же обнаженных — двое мужчин и две женщины, через одного.

На скамейке оставалось место как раз для. И еще одно существенное отличие — напротив скамейки по всей ширине стены было зеркало в рост человека. Чтобы обреченные в последний раз полюбовались на себя?

Сажание на кол - Самые жуткие казни, придуманные людьми

Или за ними через зеркало кто-то наблюдает? А, собственно, не один ли уже черт?! Особо не разглядывая мужчин боковым зрением: Пышечка негромко плакала, ее округлые плечи вздрагивали в такт рыданиям. Миловидное личико было залито слезами, пухлые губки шептали что-то невнятное. Ближе к Сергею сидела худенькая смуглянка, рассмотреть которую было сложно: Черная толстая коса до середины спины подтверждал его предположение, что его соседка — цыганка или азиатка. Тут Сергей поймал себя на мысли, что был бы не против рассмотреть ее в подробностях… Да и блондинке какой уже смысл прикрываться?

Сидевший первым шатен вздохнул и обратился к полненькой соседке.

казнь кол рассказ знакомство

Ты хоть какое-то удовольствие успеешь получить… -О чем вы? Через щель наверняка было бы не так больно и быстрее. Все у них через жопу! Тем более надо было! Голос из невидимого динамика сообщил: За короткие секунды перехода из комнаты в зал Сергей успел убедиться в зеркале, что его соседка, а теперь — впередиидущая, действительно азиаточка лет двадцати трех, что фигурка у нее не хрупкая, а спортивная с упругой оттопыренной попкой и небольшими красивыми грудками, и что глаза у нее черные и абсолютно сухие.

А еще все пятеро приблизительно одинакового роста — среднего. И в зале казни было никуда не деться от белого кафеля. И от зеркала во все стену справа от входа. Смотрим на себя, наблюдают за нами, или всё вместе? Оказавшись перед зеркалом, пышечка, опустившая было руки, опять прикрыла свои прелести, и, что неприятно, ее примеру зачем-то последовала спортсменка-азиаточка.

Впрочем, внимание всех пятерых тут же привлекло другое. Ряд из пяти ровных блестящих металлических кольев диаметром около пяти сантиметров, наклоненных в сторону зеркала так, что острия находятся на уровне чуть выше нижней линии ягодиц человека среднего роста.

Четыре вида казни

Стоп, несмотря на общее сходство в росте, наклон кольев немного отличается. Похоже, учтены индивидуальные особенности. Теперь с медосмотром все понятно, с очередностью.

Острие кола составляет угол градусов шестьдесят, наконечник едва заметно скруглен. Сантиметров на десять от острия каждый шест смазан каким-то прозрачным гелем, сантиметрах в сорока — темное кольцо. На полу под наконечниками — желтые круги с какими-то приспособлениями.

Негромкий приятный голос отвлек приговоренных от созерцания того, что в недалеком будущем будет торчать из их … тела. Я бы даже сказала — завораживающее.

Но давайте уже знакомиться. Знакомство наше, правда, будет недолгим, но достаточно глубоким. Для вас — в прямом смысле. Я — ваш Исполнитель. Впрочем, вы предупреждены о молчании. Пока тянулись переговоры и писались условия мира, нам, строевым офицерам, нечего было делать, а сознание, что всего за три версты город живет своей, совершенно своеобразной жизнью, подстрекало любопытство.

Хотелось взглянуть и на жизнь еще самостоятельного деспота, с его восточной роскошью, гаремами, ужасными казнями и вообще взглянуть на восточную жизнь, еще не тронутую цивилизацией.

Если не воспользоваться этим случаем, то другой мог и не повториться. Переговоры могли прерваться во всякое время, Коканд быть взят, и тогда бы он не представлял большого интереса, чем остальные русские владения в Средней Азии. Открытых враждебных против меня действий в [] неприятельском городе я не боялся. Сарты отлично сознавали, что это повредило бы перемирию и повлекло бы за собою увеличение контрибуции другие репрессивные меры, и я отправился к моему начальнику просить разрешить поездку.

5 ЖЕСТОКИХ СПОСОБОВ СМЕРТНОЙ КАЗНИ 18+ // MegaShow TV

Барон Меллер прямого разрешения не дал, но сказал, что если я поеду, то он об этом постарается не знать, но предупредил, что, кроме риска быть пристреленным каким-либо фанатиком, меня могут захватить и по распоряжению самого хана, чтобы затем выдать взамен части контрибуции и что тогда я буду предан военному суду за дезертирство к неприятелю. В тот же день после полудня хан ожидался в лагерь для личных переговоров с Ярым-надишахом полуцареми Меллер советовал скорее вернуться, на случаи, если бы переговоры были прерваны.

Обрадованный таким полуразрешением, я долго не собирался. Пригласив двух товарищей, Норманского и Любомирова, и взяв служившего у меня джигита в качестве переводчика, мы четверо верхами уже через полчаса, переехав чрез тройной ряд рвов, въехали чрез ворота в четырехсаженной стене в неприятельский город.

Коканд резко отличался от других городов Туркестана своими широкими улицами и бульварами. Даже попадались кирпичные дома, богатых купцов, побывавших в России, с окнами прямо на улицу, чрез которые была видна европейская обстановка парадных комнат, но скоро нам пришлось убедиться, что цивилизующее влияние Европы дальше этих окон и дверей на улицу но пошло.

На одном из бульваров нам встретился сарт, несший на руках небольшую девочку лет Девочка была очень худа, с большими, грустными черными главами, одетая в одну длинную рубашку из английской кисеи. Миловидное личико ребенка было немного испорчено следами бывшей коканки род проказы, сильно распространенной между туземцами.

Поравнявшись с нами, сарт посадил девочку прямо на пыльную дорогу и, что-то крича нам, сталь торопливо стягивать с нее рубашку и таю. Чрез переводчика мы узнали, что сарт только что отобрал эту девочку за долги от какой-то вдовы и предлагал нам купить ее на время нашего пребывания в городе за пять тилей. Наш джигит намочил голову девочке, она очнулась и начала плакать. Если кто на нас, желая ее утешить, подходил к ней, то она с криком ужаса убегала, бросаясь на шею к своему мучителю, через которого мы подарили ей несколько [] брелоков от часов, и она, утешившись, тут же стала привешивать их к своим волосам.

Дали несколько рублей и сарту, приказав нести ее домой, и старались внушить ему, что он может быть ее убийцей, продавая такую еще совершенно не сформировавшуюся девочку и что и Аллах карает убийц; но через переводчика получили ответ, что если она по воле Аллаха умрет, то ему изъян будет, но что если выживет, то ему большой барыш будет!

После такого ответа мы увидели, что словами этого торговца живым товаром не проймешь, а других способов в чужом городе у нас не было, и мы, бросив его, поехали на базар.

В то время коканский базар был самый богатый во всем Туркестане. Там можно было найти все, что производила страна, и, кроме того, привозные товары из России, Персии, Англии и Индии. На местные изделия, напр.

Продвигаясь от давки к лавке, мы прошли почти весь базар и попали в мясные ряды, где около одной из лавок собралась очень волнующаяся и кричащая точна. Когда мы подъехали, толпа расступилась, и мы увидели ужасную картину. Посреди грязной, немощеной улицы, в громадной луже крови валился труп только что зарезанного молодого сарта.

Он был бос, почти голый.

казнь кол рассказ знакомство

На нем ничего не было, кроме коротких полосатых шаровар, доходящих до колена. Голова почти отделилась от туловища, держась лишь на хребетном столбе, руки связаны на спине, лица не было видно, так как он лежал, уткнувшись лицом в землю.

Оказалось, что сегодня хан уже разбирал судные дела и всех приговоренных к казни привели на базар и заперли в одну из пустых мясных лавок, откуда они, а их было 6 человек, чрез двери и щели в деревянной степе лавки, смотрели на казнь и переговаривались с родственниками, торопясь проститься и передать последние приказания, пока еще не дошла до них очередь быть зарезанными. Отсутствие ли женщин и детей, или по тупой покорности судьбе, но на лицах как самих осужденных, их родственников, так и праздной толпы не видно было ужаса; все болтали, кричали, и некоторые даже смеялись!

Около зарезанного и уже застывшего трупа стоять высокого роста и кривой на один глаз палач, одетый в красный ватный халат, с засученными рукавами. Одна из рук и очень тонкий, немного кривой и длинный нож, который он держал, были запачканы в крови.

Палач изредка лизал с ножа [] человеческую кровь и косил свой единственный глаз на публику, желая подметить, какое это производит впечатление.

казнь кол рассказ знакомство

Ему хотелось бы возможно более устрашить ее, чтобы она была щедрее. Палач определенного содержания и даже поштучной платы, как у нас, не получал и жил на взятки, получаемые от родных казненных. У сартов голов не рубили, а людей резали по тому же способу, как они режут баранов. Казнь остальных воров была приостановлена, так как их родственники и далее сами потерпевшие отправились с подарками к хану просить о смягчении приговора, и скоро приехал придворный, объявив, что хан заменил смертную казнь отрубанием пальцев левой руки, что откладывается до следующего дня.

По рассказам палача, вору отрубает пальцы тот же палач, у тех же мясных лавок, пользуясь тем же топором и тем же обрубком дерева, которые употребляются в той лавке при рубке бараньего мяса. Руку, у которой палач отрубил пальцы или всю кисть тоже смотря по взяткесейчас же окупают на секунду в котелок с кипящим бараньим салом и затем оперированного отпускают на все четыре стороны. В кипящее сало опускают изуродованную руку не с целью увеличить боль и страдания казнимого, но для предупреждения гангрены, и, по их словам, после такого варварского лечения, рука заживает быстро и без особого лечения.

Казни же знатных лиц, особенно важных преступников, или посажение на кол всегда обставлялись особой торжественностью и производились на дворцовой площади.

Для посажения на кол приговоренного привязывали к арбе, перегнув его пополам, а к другой арбе, такой же самой высоты, привязывался длинный, толщиною в две руки, заостренный кол, и эту арбу шесть человек накатывали на преступника, а палач направлял острие кола, который сразу влезал на поларшина в тело казнимого, при чем последний после короткого крика впадал в беспамятство, тогда его и кол, в него всаженный, отвязывали от обеих арб, кол поднимали и вставляли его толстым, тупым концом в яму и укрепляли в вертикальном положении.

Тут также, как и в описанных выше казнях, все зависело от ловкости палача. При желании подолее помучить кол направлялся не прямо по направлению к желудку, а в бок и он упирался в ребра, и тогда казненный мог жить, сидя на коле, более суток. Когда Скобелев вступил в Маргелан, то на площади еще валялись тела русских пленных, которых накануне Пулат-хан посадил на колы, при чем тела рядовых казаков уже совершенно окостенели, тело же поручика Святополк-Мирского было еще тепло.

Видимо, он скончался много позже остальных казненных. Описанный базар прилегал к дворцовой площади, на которой полукругом стояли несколько десятков орудий, из которых не было и двух одинаковых. Из большинства, этих пушек никогда не стреляли.

И небезопасно, да и нет ядер подходящего калибра, но все же это были пушки, которых не было у мелких беков, и это придавало особый блеск и хану, и его войску. Когда же эти пушки попадались русским войскам, то начальников тех частей, согласно статуту, представляли к Георгию, а затем само орудие, как уже окончательно использованное, бросалось в первом же русском укреплении, тем более, что оно было чугунное и, как лом, не представляло никакой ценности.

Самый дворец хана стоял на небольшом холме, бока которого были вертикально срезаны и облицованы камнем. Стены дворца все облицованы разноцветным кафелем с преобладанием зеленого и желтого цветов. Из этих кафелей на стенах получалась красивая узорчатая ткань с изображением льва над воротами и арабскими надписями и арабесками на стенах, так что вид дворца был красив, несмотря на отсутствие окон.

Дворец окружался тремя стенами, в пространстве между которыми были построены сакли для придворного штата и казармы для солдат.